Анна Абрамова

Лица «Доброго дела»: Анна Абрамова о внимании к людям и «кусочке счастья»

Откуда в детском благотворительном фонде берутся деньги? А также подгузники, смеси, коляски, кроватки, ползунки, игрушки и все остальные вещи, делающие возможной ту самую помощь, ради которой и создавался фонд? Как сделать так, чтобы необходимые ресурсы внезапно не закончились? Находить ответы на эти вопросы – задача Анны Абрамовой, по сути менеджера фонда. Она занимается работой с партнерами и привлечением новых благотворителей, организует разного рода активности с целью привлечь внимание к фонду и его подопечным.

Началось все около десяти лет назад, когда Аня впервые пришла на встречу волонтеров. Она была студенткой ДГТУ, немного подрабатывала и ничего не знала ни о каких благотворительных фондах. 

«Мне хотелось помогать кому-то, больше всего — детям, пожилым и инвалидам. Но я совершенно не понимала, как именно можно и нужно это делать. Стала искать информацию в Интернете, нашла сайт федерального благотворительного фонда, зашла на форум. Там была ветка «благотворительность в регионах», – рассказывает она. 

В ростовской ветке форума шло активное обсуждение помощи детям-отказникам. А еще там был комментарий от «Доброго дела» с призывом присоединиться и ссылкой на форум [прим.: тогда еще сайта у фонда не было], где она и увидела анонс встречи волонтеров и желающих ими стать. 

Теперь это звучит смешно, но на первую встречу девушка шла с опаской. Даже родным ничего не сказала. «Это сейчас благотворительность плотно вошла в нашу жизнь. А лет 10 назад это было далеко не всем понятно. Мои родные, например, запросто могли сказать, что я связалась с какой-то сектой. Поэтому я им просто ничего не сказала», – вспоминает Анна. 

На встрече молодые девушки рассказывали таким же, как она, новичкам, о детях в детских учреждениях, о том, как они ездят к ним, как помогают. Это сразу «зацепило»:  

«Это было как раз то направление, которое мне интересно. Возможно, потому что оно самое простое и понятное. Например, про детей-отказников в больницах я тогда не очень понимала. Какие отказники, почему в больнице?.. Дети без родителей в детдоме были гораздо понятней. Конечно, это был самый легкий путь, как я сейчас понимаю». 

И она буквально «ворвалась» в жизнь фонда: ездила в детские учреждения, делала фотоотчеты о поездках, вела группу «ВКонтакте». А потом закончился пятый курс, началась постоянная работа и оказалось, что продолжать заниматься делами фонда так же активно больше не получается. 

Пришлось отказаться от большинства поездок в детские учреждения. Аня решила, что будет продолжать ездить в ставшие родными «Елочки» – Елкинский детский дом в Багаевском районе Ростовской области. На все остальное просто не оставалось времени.  

«Я работала маркетологом, и мне очень не хватало всей этой активности, к которой я привыкла в фонде. Просматривала фотографии – внутри все сжималось, так хотелось вернуться! Было ощущение, что кто-то забрал у меня большой кусок счастья», – вспоминает она. 

Через пару лет, решив сменить место работы, она взяла паузу – требовалось остановиться, выдохнуть, продумать дальнейшие действия. А как только появилось время – снова стала чаще заходить на страницы «Доброго дела» в соцсетях, даже поучаствовала в благотворительном забеге на Гребном канале. 

А через некоторое время ей позвонила директор фонда Татьяна Аладашвили и предложила постоянную работу. Как раз тогда было решено ставить работу фонда на профессиональную основу. Потому что «Доброе дело» развивалось, открывало новые программы помощи, и однажды всем стало ясно, что нужно делать выбор – либо посвящать себя этому делу полностью, либо не делать его вообще. 

«Я даже не сразу поверила — подумала, что речь снова идет о волонтерстве. Просто трудно было осознать, что дело, которое настолько нравится, может стать твоей основной работой!», – даже сейчас, несколько лет спустя, в ее голосе звучат какие-то особенные нотки. Как-будто она вдруг нашла тот самый кусочек потерянного счастья… 

 Поездки в детские учреждения остались в прошлом – сейчас это направление практически «свернуто» не первое место в деятельности «Доброго дела». За прошедшие годы фонд «вырос» и стал заниматься такими видами помощи, про которые не всегда сделаешь фотоотчет в соцсетях. Няни для детей-отказников в больницах, профилактика социального сиротства и отказов от новорожденных – донести до людей смысл и важность этих программ порой гораздо сложней, чем собрать деньги на очередные подарки для детского дома. Но в «Добром деле» справляются. У Анны, например, есть свой «профессиональный секрет»: «Мне кажется, дело во внимании. Я стараюсь, насколько могу, уделять внимание всем нашим помощникам. Переживаю от того, что не всегда получается со всеми переговорить. Но когда ты звонишь человеку, что-то ему рассказываешь, слушаешь его, чувствуешь его реакцию — это прекрасно». 

В 2016 году «Доброе дело» запустило проект «Бегом за добром» в рамках ежегодного забега «Ростовское кольцо», за несколько лет сумевший стать по-настоящему популярным – сейчас в нем принимают участие целые команды «добрых бегунов». Анна была инициатором проекта. 

«Вообще-то активность с «добрыми бегунами» довольно давно придумали федеральные благотворительные фонды. Я просто предложила использовать такой формат у нас. Мы запустили проект в феврале-марте 2016 года, сам забег был в конце апреля. Я очень боялась, что нам не хватит времени, что мы не соберем бегунов. Но в результате у нас было 19 участников, мы собрали более 140 тысяч рублей. Это было очень круто!», – вспоминает она. 

Анна продолжает «изобретать» все новые проекты для партнеров и помощников фонда. Это благотворительные концерты «Зажигай сердце» и благотворительные аукционы, акция «10 чашек кофе» и многое другое. «Мне хочется, чтобы люди, которые помогают нам, могли получить что-то взамен – участие в каких-то активностях, яркие эмоции», – объясняет сотрудница «Доброго дела». 

Она всегда выглядит энергичной, позитивной, открытой, готовой к общению. По-другому работать в детском благотворительном фонде просто не получится. Но это не значит, что ей не знакомо профессиональное выгорание и прочие «прелести» работы в НКО. С выгоранием Анна справляться научилась – «перезагрузиться» помогает смена обстановки во время отпуска или даже просто обычная прогулка. Главное – вовремя успеть. Неожиданной сложностью оказалось выстраивание отношений с людьми вне фонда: 

«Многие люди из моего даже ближайшего окружения не понимают того, чем я занимаюсь. «Да знаем мы эти фонды!», – к сожалению, и такое приходится слышат. Я никого не переубеждаю, никому ничего не навязываю. Просто рассказываю о своей работе. Если человек не готов меня услышать, общение с ним, скорее всего, прекратится. А я просто буду продолжать делать свое дело».

Наши партнёры

Все партнёры

© 2011–2019, фонд «Доброе дело»

Все права на материалы, находящиеся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ. При использовании любых материалов ресурса прямая ссылка обязательна.
Я принимаю Яндекс.Деньги

Разработка сайта — «Askaron Systems»
Проекты CRM Документы